Сеть знакомств для любителей книг



Валерій Пекар
Entrepreneur. Pragmatic. Researcher. Lecturer. Reader. Thinker (from time to time).
 послать сообщение
добавить в друзья
посмотреть список желаемых книг
посмотреть рекомендуемые пользователю книги

Читают то же, что и вы:
 
Taras Prokopyuk

 
Алексей Мась

 
Игорь Манн





Книги для обмена:
У этого пользователя пока нет книг для обмена


Друзья:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Татьяна Жданова
Татьяна Жданова
 
grinuova
grinuova
 
Elena Konovalova
Elena Konovalova
 
Vita Kravchuk
Vita Kravchuk

друзей: 5 (смотреть)

Также в друзьях у:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Татьяна Жданова
Татьяна Жданова
 
grinuova
grinuova
 
Taras Prokopyuk
Taras Prokopyuk
 
Vita Kravchuk
Vita Kravchuk
 
stasparshin
stasparshin
 
Татьяна Верба
Татьяна Верба

Валерій Пекар

У пользователя нет сводных рецензий
лучшие рецензии : новые рецензии

Художественные (10)Философия, история (23)Бизнес (13)
Обучающие книги (4)

 1..10 11..20 21..30 Ctrl ← 31..40 Ctrl → 41..50 51..60 61..65 
Валерій Пекар
Простой, на первый взгляд, вопрос: почему капитализм «работает» в одних странах, таких, как США, Германия, Япония, Канада, и «не работает» в других, таких как Египет, Филиппины, Гватемала, Украина? Может быть, население в странах из второго списка глупее или ленивее? Очевидно, нет. Может быть, это население менее предприимчиво? Практика опровергает и это предположение. Может быть, наконец, в странах неработающего капитализма население беднее? И это оказывается неправдой: на руках у граждан этих стран имеются огромные сбережения. Почему же страны из второго списка (который значительно обширнее первого) не могут совершить давно желаемый прыжок к процветанию?

Обычно ответ на данный вопрос состоит из охов, вздохов и благих пожеланий. Эрнандо де Сото, перуанский экономист, возглавляющий второй по значению (по версии The Economist) центр стратегической мысли в мире, на этом не остановился. Выбрав из второго списка несколько стран на разных континентах и из разных цивилизаций, он собрал там сотню волонтеров и начал долгосрочный эксперимент. Волонтеры пытались делать юридически значимые действия: покупали и продавали недвижимость, открывали бизнесы, получали лицензии и разрешения на строительство. На основании огромного массива собранных данных загадка капитала была разрешена.

Страны работающего капитализма отличаются от стран неработающего капитализма тем, что им удалось превратить деньги в капитал — то есть в работающие деньги. Иными словами, мертвые деньги превратить в живые. (Кто не видит разницы, почитайте Маркса, непревзойденного специалиста по капиталу.) Как это было сделано в одних странах и как не было сделано в других странах — читайте в книге. Несложно догадаться, что основой является фиксация и защита прав собственности.

Де Сото показывает, что сегодняшние развитые страны прошли тот же путь, в середине которого находятся нынче страны развивающиеся и постсоциалистические: черные рынки, нищета, мафия и неуважение к законам. Политики в этих странах сумели изменить ситуацию.

Эта небольшая книжечка, прошедшая мимо внимания массового читателя, — одна из важнейших книг, написанных на рубеже XXI века. Ее обязательно следует прочитать всем «революционерам». Поскольку альтернативы капитализму дискредитированы, неплохо бы разобраться, как построить капитализм, который множество наших сограждан уже не любит, хотя никогда его еще не видело.

Эрнандо де Сото Загадка капитала. Почему капитализм торжествует на Западе и терпит поражение во всем остальном мире
Валерій Пекар
Тоталітарна держава зазвичай тримається на страху. Принаймні так було дотепер. У нинішній Росії страх також присутній, але основа системи — не він. Немає апарату насильства, схожого на сталінський, нацистський або північнокорейський. Ми вперше маємо справу з тоталітарною системою нового типу, основа якої — підміна і перевтілення, розмивання істини та перекручення, імітація та симуляція, затьмарення та забуття. Це стало можливим лише з появою всеохоплюючого телебачення, яке створює паралельну реальність, чи то пак реальності, які не можна відрізнити від справжньої. Нічого справжнього більше нема, натомість усе можливе. Це матриця, і насправді немає ніякої ложки.

Британський журналіст та продюсер Пітер Померанцев веде репортаж із серця матриці. Він пропрацював там досить багато, щоб зануритися у цей світ нафтових ділків та бандитів, шукачок багатого папіка та прокремлівських олігархів, перевертнів у погонах та засновників тоталітарних сект, православних байкерів, повій та політтехнологів. «Телебачення – єдина сила, яка може об’єднати і скріпити цю країну та керувати нею», — зазначає автор.

Крок за кроком розкривається сутність режиму, побудованого — ні, не на брехні. Брехні вже нема, як і правди. Навіть пропаганди вже немає. Існує просто декілька паралельних реальностей, квантовий світ, в якому людина часом почувається котом Шрьодингера — чи то жива, чи то мертва. Прозріння автора полягає в тому, що корені цього світу — у радянському «двомисленні», паралельному існуванні світу урочистих зборів і світу кухонного дисидентства. Банальне спостереження, що Росія є спадкоємцем Радянського Союзу, постає у новому світлі.

Окрім всього, ви знайдете у творі неабиякий літературний хист та трошки британського гумору, без якого неможливо залишитися собою. «Ця книга – пошук, як взагалі можна писати про реальність у ХХІ столітті», — сказав автор.

Неможливо зрозуміти сучасну Росію — а відтак і перемогти її — без книги Померанцева.

Пітер Померанцев Нічого правдивого й усе можливе. Пригоди в сучасній Росії
Валерій Пекар
Эта крошечная книжечка напоминает ядерный заряд: огромная энергия сконцентрирована в небольшом объеме, но до нее еще нужно добраться. Правила жизни Ричарда Брэнсона изложены не нарочито, не менторским тоном, не в виде поучений. Это просто примеры из жизни -- критические ситуации и невероятные события. Полет через океан на воздушном шаре и издание первого студенческого журнала, создание авиакомпании и острые моменты ее выживания, покупка необитаемого острова и спасение заложников от Саддама Хусейна, выход на биржу и атлантические гонки на моторных яхтах... Брэнсон не только постоянно испытывает себя и мир на прочность -- он создает новые миры, в которых людям комфортно и весело. Он сам живет по своим правилам и заставляет мир вокруг него делать то же самое. Пожалуй, не все смогут так жить -- но все смогут вынести пользу из знакомства с правилами Брэнсона.

Конечно, нет смысла их пересказывать. Вы прочтете книжку за пару часов. В качестве бонуса вы узнаете, как воспитывать детей, делать бизнес с друзьями и помогать людям. И самое главное -- делать это весело и со вкусом.

Ричард Брэнсон К черту все! Берись и делай!
Валерій Пекар
«Чем бы ни занимался человек в России, всё равно его жалко», — сказал как-то М.М.Жванецкий.

Говорят, это лучшая книга о постсоветском бизнесе. Это история молодого провинциального предпринимателя, вознамерившегося открыть интеллектуальный и чистый бизнес, как будто он не в России живет. Это история мечты и взлета, падения и новой мечты. Автор называет своего героя «ботаником» — ничем не примечательный парень из третьестепенного города, без опыта, без связей, без особой, на первый взгляд, харизмы и уж точно без MBA. Вскоре мы понимаем — нет, он не ботаник, а просто идеалист, верящий, что если честно трудиться, придумывать классные вещи, заботиться о людях и ничего не бояться, то всё получится. Один из тех идеалистов, благодаря которым жива еще в России надежда.

Нужно отдать должное автору — описывая повседневную, иногда скучноватую рутину бизнеса (магазины, кредиты, конкуренты…), временами он поднимается до настоящего эпоса. Жизнь главного героя становится значительной, в ней больше нет мелочей и несущественных деталей.

И в такие моменты выясняется с пронзительной ясностью, что главный враг предпринимателя в России — не чиновники и не силовики, не судьи и не бандиты. Главный герой ведет упорную и бескомпромиссную борьбу со своим главным врагом — с самим собой, своими сомнениями и страхами, ошибками и заблуждениями. Всеобщая апатия, безверие, безответственность и пофигизм давят на каждого российского предпринимателя с силой в несколько атмосфер, заставляя остановиться, отказаться, смириться. Масса слабых и несчастливых людей просто не может позволить кому-то быть иным. Но жесткое сопротивление среды кристаллизует характеры, напоминающие героев Айн Рэнд. Остановиться невозможно. Сдаться — невообразимо. Тот, кто однажды создал нечто из абсолютного ничего, наполнил жизнью мертвое до того пространство, захочет пережить это ни с чем не сравнимое чувство еще и еще раз.

Так что ботаники бизнес в России не делают.

Максим Котин И ботаники делают бизнес
Валерій Пекар
По мере того, как интеллектуальный труд продолжает усложняться, работники всё больше хотят от него не только заработка, но и удовлетворенности. А их руководители хотят не просто отдачи, а полной вовлеченности. Сложно найти такую работу, сложно найти таких работников. Однако можно постараться превратить свой офис в такое место, где и руководители и их подчиненные достигают своих целей.

Книга, в оригинале названная просто "МЫ", рассматривает разные аспекты вовлеченности сотрудников, приносящие им удовлетворение, а компании -- повышение эффективности. Книга полезна не только HR-менеджерам, но всем предпринимателям и управленцам, достигшим успехов и намеренным их серьезно развить.

О чем книга? О тех изменениях в жизни людей и компаний, которые становятся возможными на заре постиндустриальной эпохи. Например, о том, что пора перестать искать баланс жизнь/работа и начать строить их гармоничное сочетание, ибо жизнь и работа уже не две разные вещи. Индустриальная революция принесла людям благосостояние ценой личного счастья -- постиндустриальная может вернуть счастье, но для этого придется поработать над собой и вам, и вашему начальнику.

Как найти идеальную работу на пересечении "трех С": Страсть, Смысл, Средства. Как понять, какой тип корпоративной культуры больше всего подходит вам и вашей компании. Как выстраивать стратегию личной карьеры и личного бренда. Как обеспечить сотрудникам три наиболее важные для их вовлеченности вещи -- рост, признание и доверие. Это и многое другое можно узнать из книги, основная идея которой очень проста: совместными усилиями превратить Я в Мы и достичь повышения прибыли, улучшения отношений и личной удовлетворенности каждого.

Кевин Круз, Руди Карсан Компания мечты. Почему в успешных компаниях говорят «мы»
Валерій Пекар
Как туго и плотно сплетена ткань времени, каждая вещь и каждое событие вплетены в нее на своем месте. Каждая вещь и каждое событие ждут своего часа, порой годами и десятилетиями. Канарейка в клетке ждет своего часа, чтобы быть выпущенной в честь любимой женщины; и отрезанная в детстве коса ждет своего часа в запрятанной шкатулке; ветка старого эвкалипта ждет своего часа, чтобы сломаться. И неизменная грязная веревка на плече скототорговца будет накинута на рога любимой коровы, которую никогда не продадут; и свадебное платье, сшитое дрожащими руками жениха, будет надето на несостоявшуюся свадьбу; и бумажный кораблик со словами любви приплывет через сотни дней и километров. Порой ангелы Всевышнего, а порой сами люди расставляют вещи и события в пространстве и времени для того, чтобы из этих непрочных нитей сплести свою жизнь и судьбу.

Проведите пальцем по нитям и узорам этой ткани, и вы почувствуете Вечность, расстилающуюся над жителями маленькой деревни в маленькой стране. И хоть некоторые нити тянутся в далекую северную Украину и в далекую заморскую Америку — большой мир живет где-то далеко, своей жизнью, и вся Вторая мировая с ее ужасами и победами где-то далеко, и вся она нужна лишь для того, чтобы толстый военнопленный итальянец, не имеющий фамилии, научил влюбленного готовить свадебные блюда и шить свадебное платье. И танцевать танго.

Трое мужчин, безумно и безнадежно влюбленных в одну женщину. Трое отцов ее единственного сына, носящего странное имя Дедушка, охраняющее его от Ангела Смерти. Трое таких разных мужчин, три таких разных любви, три разных отцовства.

Изучать нити и узоры на ткани времени лучше всего с человеком, знающим в этом толк. Знакомьтесь, это Меир Шалев. Эта книга вмещает миллион запахов, вкусов и звуков, срывающихся со страниц в танцующем вихре. И трижды пропетый гимн любви, которая все равно побеждает, даже после того, как все состарились и умерли. Потому что именно Любовь остается в памяти живых.

Меир Шалев Как несколько дней…
Валерій Пекар
Судьба исторической науки причудлива: в спокойные времена она остается пыльной кабинетной дисциплиной, в неспокойные же времена политика призывает ее в строй и заставляет до сияния начистить бляху ремня, на которой вытиснен герб. Нынче как раз такие времена. Российские историки из кожи вон лезут, чтобы доказать права Московии (а значит, и империи — царской, советской и нынешней) на политическое наследство Киевской Руси. Украинские историки активно обороняют это наследство от приватизации Москвой, а заодно приватизируют его в пользу нынешней Украины. В ход идут лингвистика, генетика и кибернетика. В этой войне пленных не берут: ведь, как известно, войны философов, историков и поэтов за истину являются высшей формой войны и определяют исход всех других сражений.

Тем сложнее задача, которую поставил перед собой мастер слова и мысли Борис Акунин (Чхартишвили) в своем многотомном труде: вычислить и понять, какова логика исторических событий, скрывающаяся за скупыми, политически небеспристрастными, разбавленными фольклором и благочестивыми рассуждениями, неоднократно исковерканными и большею частью утерянными источниками, на основании которых мы строим свои представления о минувших веках. Автор на первой странице обещает избежать приверженности концепциям и быть беспристрастным, но все-таки начинает историю государства Российского с ІХ века, то есть прямо утверждая его преемственность от Киевской Руси.

Не зря первый том имеет подзаголовок «Часть Европы». Нынешняя Россия оформилась в послемонгольский период как часть Азии, поэтому Киевская Русь для российского взгляда выглядит легендарной и невозможной в своей неразрывности с Европой и противопоставленности Азии. С российской точки зрения, эта Русь сгинула, с украинской — возродилась.

Акунин пишет очень аккуратно, отделяя немногие крупицы достоверной исторической правды от небылиц и версий, ошибок летописцев и неподтвержденных гипотез, позднейших политических переделок и застрявшего в веках хвастовства. Это история именно государства, а не народа или страны. Прекрасно показано, как государство зависит от внешних влияний, даже отдаленных, и формируется в контакте и противостоянии с соседями.

Киевская Русь растворилась в историческом небытии в основном еще до прихода монголов, и остается открытым ответ на вопрос, было ли это в целом объективным историческим процессом, или же могло всё быть иначе. Во всяком случае, закат Киева безусловно связан с восходом Москвы: страшное и беспрецедентное разорение города войсками Андрея Боголюбского в марте 1169 года (до этого князья на Руси регулярно захватывали города, бережно сохраняя их, имея целью править, а не уничтожить) было и причиной, и следствием отделения Северо-Востока от «матери городов русских». С тех пор судьбы могли быть параллельны или перпендикулярны, но никогда больше не сливались в одно русло.

Борис Акунин История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия. Часть Европы.
Валерій Пекар
Мне не раз приходилось слышать: «Что у ЦРУ на уме, то у Фридмана на языке». Один из ведущих исследователей в сфере международной политики и стратегии, Джордж Фридман является олицетворением американской имперской политики. Если предыдущая его книга, «Следующие 100 лет», является скорее футурологическим прогнозом, то эта книга Фридмана написана совершенно в другом жанре. По сути, это сборник советов американским президентам будущего десятилетия, как сохранить доминирующее положение в мире при минимальных затратах.

Подробно и беспристрастно автор разбирает континент за континентом, страну за страной, оценивая угрозы американской гегемонии, рассматривая различные решения и предлагая свой выбор наилучших вариантов. Отказ от затяжной войны с мировым терроризмом и уход из Ирака и Афганистана, прекращение публичной поддержки Израиля и мирные переговоры с Ираном, объявление России врагом Америки номер один и препятствование российско-немецкому союзу путем вбивания польского клина, особые отношения с Польшей, Турцией, Кореей и Аргентиной, восстановление пакистанской силы и открытое предательство по отношению к Грузии. Многие из этих решений покажутся, по меньшей мере, странными, однако Фридман последовательно и неуклонно, цинично и убедительно защищает свою точку зрения. Его стратегический подход — не встревать в конфликты, стравливая других и не допуская возникновения супер-силы, могущей бросить вызов Америке.

Да, Джордж Фридман является последовательным учеником Макиавелли. Он убежден, что американские президенты должны обманывать свой народ и предавать своих союзников, ибо народ неадекватно оценивает угрозы Америке, а вечных союзников нет. Однако Фридман всегда называет вещи своими именами, и это редкость в мире политкорректности и лицемерия.

Наиболее интересная часть книги — обсуждение противоречия между фактическим положением США как мировой империи и республиканскими основами этой страны. Фридман страстно дорожит республикой и видит, как требования и соблазны империи могут легко ее разрушить. Спасти республику — задача президента, имеющего мало полномочий во внутренней политике, зато во внешней являющегося полноценным императором. Способность соединить высоконравственные цели со стратегическими задачами и всё это с непротиворечивым мифом, а затем готовность лгать своему народу и предавать союзников во имя этих целей — вот президентский идеал Фридмана. Три президента, в наибольшей степени соответствующих этому идеалу, — Линкольн, Рузвельт и Рейган — действительно считаются великими лидерами.

Совместить моральность и реализм в политике — почти неразрешимая задача. И поэтому Фридман завершает книгу мечтой о зрелости американского народа, который пока, как подросток, верит в разрешимость неразрешимых проблем и ожидает этого от своих лидеров.

Джордж Фридман Следующие 10 лет
Валерій Пекар
Нассим Талеб стал известен всему миру после своего «Черного лебедя». Написанная три года спустя книга «О секретах устойчивости» — это не дополнение, а скорее послесловие. Послесловие прежде всего философское. Автор не полемизирует с теми, кто не принял его идеи, и не пытается изыскать более сильные аргументы, а скорее стремится найти глубинное обоснование своей правоты. Книга будет полезна всем, кто хочет разобраться, как же на самом деле устроен мир. А мир устроен так, что есть вещи вычисляемые, а есть принципиально не вычисляемые, и вовсе не потому, что у нас мало информации или наши компьютеры недостаточно мощны.

И вот что я подумал. Выходит так, что экономическая наука нуждается в полной перезагрузке. Заканчивается эпоха, когда экономика строилась по модели [классической] физики. Всё больше авторов пишут о том, что к экономике не применимы уравнения матфизики, ее нужно рассматривать методами наук о жизни — биологии, медицины. Большие отклонения и «толстые хвосты» статистики, нелинейные эффекты и негауссовы распределения, зависимость от траектории, квантовый эффект наблюдателя — всё это уже нельзя больше игнорировать. Изучение и осознание опыта оказывается намного более полезным, чем разработка математических моделей, которым можно доверять с большими оговорками.

При этом, похоже, нас вскорости ждет прорыв в понимании экономики. Как только откажемся от рикардианско-марксистского механицизма, мы обнаружим: накоплено столь большое количество эмпирических данных, что можно заняться лечением больных, тренировкой слабых и долголетием сильных экономических механизмов. Примерно такой прорыв состоялся несколько веков назад в медицине.

И тогда окажется, что case studies намного лучше описывают судьбу [знакомых нам по Черному Лебедю] рождественских индюшек, чем кривая калорийности их ежедневного питания.

На закуску читатель обнаружит в книге великолепный сборник ядовитых афоризмов Нассима Талеба под названием «Прокрустово ложе».

Нассим Николас Талеб О секретах устойчивости. Прокрустово ложе
Валерій Пекар
История современного мира, в том числе та, которая творится на наших глазах, — это история национальных государств. Национализм насчитывает всего двести лет от роду, но он стал, наряду с промышленной революцией, капитализмом, религиозными реформациями, одной из великих сил, изменивших облик мира. Эта небольшая книга — один из основополагающих трудов по теории национализма, необходимый нам для того, чтобы получить ответы на вопросы о своих нациях и своих странах.

Само название книги утверждает: нации и национализмы полностью лежат в мире идей. Однако как случилось, что эти идеи побуждают людей к невиданным жертвам? Как получается, что нации, будучи совершенно новыми явлениями, выглядят такими древними? Почему нации в схожих условиях возникают столь разными? Каким образом формируются границы между ними? Подобных вопросов множество.

Андерсон показывает, как нации вырастают из культурных систем предыдущей эпохи — религиозных сообществ и династических государств, но ключевым является изменение отношения людей ко времени. Иное представление о времени порождает новое понимание человеческих сообществ, причинности, взаимосвязей. И конечно, ключевой фактор национализма — язык; только не любой язык, а печатный. Нацию творит не язык, а печатное слово, утверждает Андерсон и подкрепляет свои выводы десятками примеров из истории Европы, Азии, Америки и Африки.

Два новых понятия будут встречаться читателю по ходу книги — «печатный капитализм» и «паломничество функционера». С первым более-менее понятно: сила капитализма порождает массовый печатный продукт на стандартизованном (для удобства) разговорном (для максимального охвата рынка) языке. Второе понятие намного более интересно и раскрывает суть образовательных и административных иерархий, формирующих ареал будущей нации.

Принято считать, что национализм является европейским изобретением, и это ошибка: первые национальные государства возникли в обоих Америках. За этим последовала волна языковых национализмов в Европе, а третья волна захватила империи, которые вынуждены были приспосабливаться к новой эпохе: Российскую, Австро-Венгерскую, Британскую. Далее модель национального государства вполне установилась как базовая, и автор (сам специалист по Юго-Восточной Азии) подробно рассматривает истоки и результаты японского, вьетнамского, тайского, филиппинского, индонезийского национализмов, очень поучительные для жителей стран, сформировавшихся после распада СССР.

Книга настоятельно рекомендуется всем, кто работает с идеями национализма: политикам, философам, политическим и военным аналитикам, писателям и поэтам, издателям и журналистам.


Бенедикт Андерсон Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма
 1..10 11..20 21..30 Ctrl ← 31..40 Ctrl → 41..50 51..60 61..65