Сеть знакомств для любителей книг



Валерій Пекар
Entrepreneur. Pragmatic. Researcher. Lecturer. Reader. Thinker (from time to time).
 послать сообщение
добавить в друзья
посмотреть список желаемых книг
посмотреть рекомендуемые пользователю книги

Читают то же, что и вы:
 
Taras Prokopyuk

 
Алексей Мась

 
Игорь Манн





Книги для обмена:
У этого пользователя пока нет книг для обмена


Друзья:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Татьяна Жданова
Татьяна Жданова
 
grinuova
grinuova
 
Elena Konovalova
Elena Konovalova
 
Vita Kravchuk
Vita Kravchuk

друзей: 5 (смотреть)

Также в друзьях у:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Татьяна Жданова
Татьяна Жданова
 
grinuova
grinuova
 
Taras Prokopyuk
Taras Prokopyuk
 
Vita Kravchuk
Vita Kravchuk
 
stasparshin
stasparshin
 
Татьяна Верба
Татьяна Верба

Валерій Пекар

У пользователя нет сводных рецензий
лучшие рецензии : новые рецензии

Художественные (10)Философия, история (23)Бизнес (13)
Обучающие книги (4)

 1..10 Ctrl → 11..20 21..30 31..40 41..50 51..60 61..65 
Валерій Пекар
Мне в жизни крупно повезло. Я прочел эту книгу еще в 1991 году, когда только-только начал заниматься бизнесом. Она была издана на плохой бумаге и занимала всего 92 страницы — по сути, брошюрка (таких тогда было много, типа «30 способов как стать миллионером за 30 дней»). Однако эта книга, в отличие от тиражированного барахла, была настоящей. Более того, всё, что я узнал о менеджменте, — я узнал именно из нее. Все остальные толстые тома содержали по 1-2 идеи, а эта тоненькая книжечка — аж 95 идей, отсортированных по алфавиту, всего пару абзацев на каждую. Бюджеты и колл-центры, секретарши и бухгалтеры, совещания и переезды, увольнения и сувениры, юристы и инвесторы, маркетинг и продажи, слияния, пиар, зарплаты, отпуска… Великолепная крошечная энциклопедия менеджмента. Нужно быть Робертом Таунсендом, человеком-легендой, вытащившим компанию Avis из корпоративного болота, чтобы создать такой шедевр. Люди, зарабатывающие себе на жизнь написанием книг, никогда не смогут написать книгу объемом меньше 100 страниц — они напишут 900 страниц. Поэтому я читаю только тонкие книги — их пишут те, кому есть что сказать.

Подарочное издание с огромными полями и крупным шрифтом издателям удалось растянуть аж на 200 страниц. Правда, им нужно оторвать руки за бездарный перевод названия — Up the organization они перевели как «Сломай систему!» (старое издание называлось «Секреты управления»). Таунсенд не учит ломать систему — он учит заставить ее работать. Эта легендарная книга, но ей место не в музее, а прямо на вашем рабочем столе — пусть лежит там до тех пор, пока вы не выучите ее наизусть.

Роберт Таунсенд Сломай систему! Лекарство от управленческой изжоги
Валерій Пекар
«Маємо те, що маємо» — одне з найпопулярніших прислів’їв сучасної України. Ми звикли сприймати наші сьогоднішні проблеми як належне: ось така в нас країна, такі політики й олігархи, такий народ, такий менталітет. Шукаючи причин, в кращому випадку посилатимемося на тривалий вплив радянської системи. Історик Ярослав Грицак доводить: корені сучасних проблем і перспектив — значно далі вглиб віків. Незважаючи на стрімкість змін останніх десятиліть, тривалість процесів, що сформували сучасну Україну, вимірюється століттями.

Грицак не боїться торкатися найважчих та найболючіших проблем. Демографічна криза та вплив релігій на успішність суспільства, історична пам’ять та забування, дві найбільші трагедії сторіччя — Голокост і Голодомор, міфологізовані історичні постаті (Бандера, Франко та інші), надуманий конфлікт Сходу-Заходу і реальний конфлікт поколінь… Історик не відкриває нових фактів; «завдання науки — не нагромаджувати фактів, а відкривати нові способи думання про них», — каже він. Ми дізнаємося, чому «донецька» ідентичність переважує українську чи російську, як різні християнські конфесії визначають темпи суспільного розвитку народів, чому національна інтелігенція не може уникнути внутрішніх чвар, яким чином давні політичні кордони можуть мати більшу силу за сучасні і як відкриття Америки Колумбом вплинуло на створення України. Ярослав Грицак доводить: суспільні цінності таки «мажуться на хліб», тобто безпосередньо впливають на успішність нації і країни.

«Важко бути оптимістом, знаючи історію», — каже автор. Тим не менше, можливо все — адже сучасна Україна розділяє декілька історичних спадщин і належить до декількох цивілізацій. У цій унікальній ситуації за певних умов неможливе стає можливим.

В часи брудних телешоу та замовної журналістики, аби не стати циніком, кажуть, треба пити воду з чистої криниці мудрості. Маленька книжка пропонує великий ковток цієї чистої води з доставкою додому.

Ярослав Грицак Життя, смерть та інші неприємності
Валерій Пекар
Эта маленькая книжечка, несомненно, является шедевром русскоязычной литературы. Древняя мудрость, пропущенная через восприятие автора, превращается в современную прикладную философию на каждый день и на всю жизнь. Естественно, тут играет роль личность автора, человека в высшей степени неординарного — «первооткрывателя» в поздней советской культуре понятий менеджмента и управления персоналом, а вскоре — создателя первой на постсоветском пространстве школы бизнеса, разработчика уникальных методик и автора немногих и потому столь ценных бестселлеров. Предельно сжато, зашифровано в сверхкороткие притчи и чеканные формулы передается знание о поиске предназначения, о власти и управлении, о дружбе и вражде, стратегии войны и мира, источниках силы, знания и победы.

За без малого 20 лет эту книгу прочли сотни тысяч людей, и поэтому многие понятия из нее вошли в нашу жизнь как цитаты. Их употребляют те, кто однажды услышал от других, хоть сам книжки и не читал. Твердое и пустое, горизонтальная карьера, радость неудачи, дорога к жизни, разглядывание победы, местность смерти, борьба за прошлое, настоящее и будущее — эти выражения я многократно слышал от людей, не знающих, кто такой Владимир Тарасов. Если вы слышали такие слова, но не читали первоисточник, — самое время сделать это.

Тому, кто прочитал эту книгу однажды, придется перечитывать ее каждые несколько лет — чтобы сверить курс. Это не займет много времени — лучшие книги всегда очень компактны. Вы можете купить себе красивое подарочное издание, а можете обычное карманное — чтобы взять с собой на необитаемый остров. Если туда разрешается взять только одну, самую главную книгу, эта вполне подойдет.

Владимир Тарасов Технология жизни: книга для героев
Валерій Пекар
Вопрос, вынесенный в заголовок книги, является одним из самых важных для человечества на современном этапе, поскольку от него зависит не только жизнь миллиардов людей, но и проблемы войны и мира. Общепринятая точка зрения, предлагаемая Всемирным банком и Международным валютным фондом, состоит в том, что свободная торговля приведет к подъему уровня жизни в бедных странах. Эта точка зрения базируется на классических идеях Адама Смита и Давида Рикардо о «невидимой руке рынка», которая сама всё отрегулирует. Однако на практике почему-то выходит совсем иначе: в результате свободной торговли богатые страны становятся еще более богатыми, а бедные еще более бедными. Попытка специализироваться на том, что у каждой страны лучше всего получается и имеет минимальные издержки, приводит к специализации на бедности и невежестве. А повышение качества образования в таких случаях лишь увеличивает эмиграцию.

Известный норвежский экономист Эрик Райнерт активно полемизирует с так называемым Вашингтонским консенсусом — точкой зрения МФВ, МБ и плеяды нобелевских лауреатов по экономике. Он доказывает, что две крайности — капиталистический либерализм и социалистическое плановое хозяйство — несмотря на пропасть между ними, оба суть продукт одного и того же порочного подхода к моделированию экономической реальности с помощью аналогий из физики и излишнего упрощения ради возможности использовать математический аппарат. Райнерт пропагандирует Другой канон, исторический и прагматический подход к экономике на основе case studies, требующий в поисках решения, как стране разбогатеть, опираться не на абстрактные модели, а на опыт других стран, которые разбогатели в подобных условиях (из нобелевских экономистов к Другому канону с оговоркой можно отнести Пола Кругмана).

И оказывается, что все истории быстрого экономического подъема, от Венеции и Голландии, Англии и США до Германии и Японии после Второй мировой, Сингапура и Южной Кореи (и даже Чили, хотя обычно думают иначе) — это истории государственного вмешательства, продуманной промышленной политики, протекционизма и стратегических инвестиций. Идея нынче непопулярная, но с историей трудно спорить. Вначале нужно подняться на ноги, утверждает автор, и только потом открыться для свободной торговли, которая способствует увеличению богатства стран с равным уровнем развития, но сбрасывает вниз отсталых и недоразвитых.

Другой канон делит все виды деятельности на имеющие убывающую отдачу (сельское хозяйство, добыча и переработка сырья) и возрастающую отдачу (промышленность, хотя есть исключения, и некоторые виды сельского хозяйства). Страна может разбогатеть только на видах деятельности с возрастающей отдачей и динамичной (а не ценовой) конкуренцией, которые позволяют в полной мере развернуться новым знаниям, предпринимательству и лидерству — всему тому, что Ницше называл «капитализм духа и воли». Страны остаются в бедности не из-за нехватки капитала, а из-за отсутствия точек его приложения — неразвитости промышленности с возрастающей отдачей. Выдача таким странам международных кредитов есть быстрый путь к банкротству.

Парадоксальным образом страны, не имеющие ресурсов, — Венеция и Голландия, а позже Япония и Швейцария — выходят вперед, будучи вынужденными развивать не легкие сырьевые отрасли, а сложные инновационные. Таких же результатов добиваются богатые ресурсами страны, жестко ограничивающие власть крупных землевладельцев и сырьевых олигархов — от Флоренции до США после Гражданской войны. Сырьевая экономика неизбежно порождает феодализм, а промышленность с возрастающей отдачей — средний класс, процветание и демократию.

Книга Райнерта, на мой взгляд, должна стать настольной для всех украинских экономистов и правительственных чиновников, ведь Украина однажды в своей истории уже попала под «проклятие ресурсного богатства» своих черноземов и осталась последней большой немодернизированной страной Европы.

Эрик С. Райнерт Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными
Валерій Пекар
Ицхак Адизес — пожалуй, самый популярный из современных бизнес-гуру на просторах бывшего СССР. По крайней мере, если судить по количеству наименований, переведенных на русский и украинский. Фанаты Адизеса читают всё подряд, вышедшее из-под пера Мастера. Новички же часто задают вопрос — а что выбрать? Ответ: вот это.

По широте охвата книга вполне приближается к энциклопедии менеджмента, хотя ее объем не тысяча, а всего 384 страницы. Обычно гуру рождают в молодости одну идею и потом всю жизнь ее успешно эксплуатируют. Не таков доктор Адизес: построив много лет назад теорию стилей менеджмента («управленческих витаминов»), он не остановился на этом и исследовал жизненный цикл организаций (включая ответ на вопрос, какие витамины на какой стадии имеются и потребны). Затем он приступил к вопросу, как эффективно проводить изменения в организациях, разработав концепцию CAPI (слитые воедино власть, полномочия и влияние). Всё это и кое-что другое есть в данной книге.

Я прочел эту книгу уже после того, как познал на своей шкуре значительное число стадий жизненного цикла компании. Поэтому всё было знакомо и лично, а некоторые диалоги совпадали почти дословно. На каждой стадии вы встретитесь с проблемами, говорит доктор Адизес. Часть из этих проблем нормальны, а часть ненормальны. Он подробно объясняет, что делать и чего не делать. Можно найти верные решения методом проб и ошибок. А можно прислушаться к советам Учителя. Рекомендуется малым и большим компаниям, предпринимателям и менеджерам, молодым и старым. Никогда не поздно вступить на то, что Ицхак Адизес называет Оптимальным путем.

Ицхак Адизес Управление жизненным циклом корпорации
Валерій Пекар
Говорят, что, когда в обществе активные онтологии победы, прогресса, справедливости сменяются пассивными онтологиями стабильности, порядка, потребления, то бурное развитие научной фантастики прекращается, и ей на смену приходит фэнтези. Именно это произошло с Америкой и Европой, а также и с нами.

Вместе с тем, хорошая фантастика — это не про космические дали и роботов, равно как и хорошая фэнтези — это не про гномов и орков. И то, и другое — главным образом про людей. Про великих людей в великих обстоятельствах. Это, собственно, и есть одно из основных отличий хорошей литературы от плохой в обоих жанрах.

«Песнь льда и огня» — это про великих людей в великих обстоятельствах. Эпос повествует о трагическом периоде в жизни объединенных Семи королевств: сотни лет мирной жизни под управлением единого короля сменились войной всех против всех, войной без правил и, как обычно, без победителей. Мир вылеплен по британскому средневековому образцу времен Алой и Белой Розы. Это очень рациональный мир, в нем практически нет ничего фантастического — ни эльфов с орками, ни даже магов с волшебниками. Только далеко на севере, за построенной в незапамятные времена огромной стеной, происходит что-то очень неприятное — но это же так далеко, кого это интересует? И еще одно: на соседнем континенте, в немыслимой дали от разворачивающихся обыденных событий — интриг, стычек, подлостей и подвигов — рождаются три дракона. Драконы давно ушли из этого мира, они остались предметом легенд и детских сказок. Но оказывается, они еще существуют. А мы, так ли мы уверены, что в нашем рациональном мире нет ничего неведомого?

«Песнь льда и огня» — это огромный эпос: Мартин подписал контракт на семь томов, из которых написано четыре. Здесь только главных героев 25 (и сотни второстепенных) — зато на любой вкус: взрослые мужчины и женщины, юноши и девушки, мальчики и девочки, прекрасные и уродливые, рассудительные и эмоциональные, отважные и трусливые. И у каждого — своя правда. Читатель имеет возможность выбрать любимых героев на свой вкус. Это чтение не на один месяц, и вы успеете сродниться с ними — полюбить и возненавидеть. И они надолго останутся с вами, помогая вам жить в вашем рациональном мире.

Джордж Р.Р. Мартин Песнь льда и огня, 4 книги: Игра престолов, Битва королей, Буря мечей, Пир стервятников
Валерій Пекар
Как получилось, что одни народы создали великие империи, а другие оказались жалкими колониями? Одни летают в космос, а другие ковыряются в земле так же, как и 5 тысяч лет назад? Одни сосредоточили несметные богатства, а другие голодают?

Расист ответит: одни народы умные и трудолюбивые, а другие глупые и ленивые. Социалист ответит: всему виной социальная несправедливость и эксплуатация. Фундаменталист ответит: потому что одни народы исповедовали правильную религию, а другие неправильную. Но ни один из этих ответов нас не устроит.

Ученый ответит: одни народы открыли и изобрели много всего хорошего, а другие нет. Ответ правильный и бесполезный. Потому что сразу же возникает второй вопрос: но почему, почему так?

Пользуясь новейшими достижениями генетики, экологии, лингвистики и других молодых наук, Джаред Даймонд вскрывает историю тех времен, которые ранее назывались «доисторическими», поскольку еще не было ни письменности, ни значительной материальной культуры. Шаг за шагом автор находит всё новые ключи к основной загадке тысячелетия: как получилось, что отсталая (по состоянию на 1400 год) в техническом, демографическом и культурном отношении Европа вдруг, за сравнительно короткое время стала властелином мира, создав развитые технологии и огромные империи? Вопрос тем более интересный, что, похоже, лидерство на наших глазах возвращается в Азию. Что позволило нашим (сравнительно недавним) предкам совершить такой скачок, и что будет дальше?

Спрессовывая тысячелетия и континенты в десятки страниц, автор раскрывает суть самых важных событий истории, всегда остававшихся недокументированными. Заодно вы узнаете, как Китай стал китайским, а Африка стала черной — ибо и то, и другое было не всегда.

Джаред Даймонд Ружья, микробы и сталь
Валерій Пекар
…Он родился в семье премьер-министра космической империи. Он родился с врожденными травмами, неизбежно делающими его изгоем в жестком военизированном обществе, чем-то напоминающем самурайское. Он обладает невероятной энергией и самомнением, которых хватило бы на троих. У него запредельные амбиции и никаких шансов их реализовать. Уже этого достаточно для того, чтобы от книги было невозможно оторваться.

После всего вышеизложенного читатель вправе подумать, что речь идет о легком чтении, в жанре космической оперы, без мысли и сути. И это будет ошибочное суждение. И вот почему.

Во-первых, эти романы представляют собой один из лучших учебников по стратегии. А еще это книги об этике — об искусстве решать сложнейшие моральные дилеммы, опираясь на несколько простых железных принципов. А еще это книги о лидерстве, о самой лучшей его разновидности, о росте и становлении лидера, за которым идут люди. И конечно, это песнь Службе, в самом высоком смысле службы государству и народу, который был нами давно утерян и нынче снова найден.

Великая литература — это о великих людях в великих обстоятельствах. Мастерство автора в том, что великие люди оказываются невероятно живыми и близкими. Неважно, что они живут непонятно когда на непонятно какой планете, потерпевшей военную катастрофу, победившей, выжившей и вновь становящейся на ноги. Потому что уроки стратегии, этики и лидерства не ограничены никаким пространством и временем.

Лоис Макмастер Буджолд Барраярский цикл (серия романов)
Валерій Пекар
Михаил Веллер — не только лучший (на мой взгляд) из ныне живущих русскоязычных писателей, мастер драмы и юмора, исторического романа и короткого рассказа, бурлеска и высокой трагедии. Он еще и корифей всех наук, по крайней мере, гуманитарных. Покончив с философией, литературоведением и текущей политической ситуацией, Веллер принялся за социологию. И со свойственным ему азартом разделал ее под орех.

Верный себе, замечательно живым и веселым языком Мастер раскладывает полную картину возникновения и развития человеческих сообществ, религий и цивилизаций, государств и культур. Все человеческие стремления и отношения, надежды и страхи уместились в одной (правда, толстенькой) книжке. Это чтение не на один день, да и не на один раз. Зато наградой будет понимание взаимосвязей нашего мира.

Конечно, Веллер опирается на картину мира, нарисованную им в предыдущих книгах (читать их вовсе не обязательно — автор рассчитывает на читателя, незнакомого с его трудами, и мягко вводит его в свои сети). Но даже не разделяющим это мировоззрение будет интересно познакомиться с тем, как в одной книге собраны ответы на все вопросы. Так и представляешь себе Михаила Веллера в роли героя одного из его рассказов — в уютном кресле с блокнотом, раскрытом на странице с заголовком «внести определяющий вклад в развитие всех наук», ставящего напротив слова «социология» жирную птичку.

Михаил Веллер Человек в системе
Валерій Пекар
Смерть — самое важное дело в жизни человека. Соответственно, к нему нужно хорошо подготовиться. Молодой профессор американского университета обнаружил у себя неизлечимый рак в последней стадии. Провести последние несколько месяцев с любимой женой и тремя маленькими детьми? Или согласиться на предложение университета прочитать «последнюю лекцию», потратив на ее подготовку драгоценное время, отобранное у семьи? Он выбрал второе, не только из соображений достоинства и самооценки, но и для того, чтобы оставить детям наследство памяти, которое не смог создать при жизни по причине их слишком малого возраста.

Рэнди Пауш не стал говорить в последней лекции о смерти, он стал говорить о жизни. Не об умении умирать, но об умении жить. Видимо, он был необычайным человеком, потому что сумел обойтись без назиданий и нравоучений. Эта лекция — о мечтах, которые растут из детства, об умении воплотить свои мечты и помочь в этом другим. О жизненных целях и невосполнимом времени. И о множестве других вещей, которыми нам нужно научиться распоряжаться, пока мы живы.

Это небольшая книга, она читается за один вечер. Но потом вспоминается много вечеров.

Рэнди Пауш Последняя лекция
 1..10 Ctrl → 11..20 21..30 31..40 41..50 51..60 61..65